Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

cut

Не сын

Здравствуй, папа. Я знаю, что ты хотел сына.
Даже дал ему имя до того, как увидел.
И узнав, что нет Митьки, было, расстроился сильно.
Но за это я на тебя не в обиде.

Сейчас у меня мужская работа и короткая стрижка,
И, говорят, совсем твои глаза и характер.
И я девушка, может быть, женщина, но совсем не мальчишка.
Вот, пожалуй, мне впервые не страшно в этом признаться.

У меня твои взгляды на жизнь - я не знаю, как это вышло.
Твоя злость, когда надо. Упрямая гордость и сила.
Ничего из этого списка ни разу не было лишним.
Знаешь, мне повезло с тобой, папа. Спасибо.
cut

Мысли дня

1. Уже который раз сталкиваюсь с тем, что фраза "по сведениям из официальных источников.." вызывает немедленное желание поспорить о том, что говорится сразу после нее. То есть, стоит написать "по сведениям из официальных источников, *некто* умер после продолжительной болезни", так тут же начнут доказывать, что *некто*, естественно, был зверски замучен теми, кто потом прикинулся официальными источниками. Интересно, сколько народу начнет спорить, если написать "по сведениям из официальных источников, Москва - столица России" или "по сведениям из официальных источников, Земля вращается вокруг Солнца"?

2. Все-таки разные вещи - когда отношения заканчиваются на "я так больше не могу" или "я так больше не хочу". Я, может, много чего могу. Может, на мне даже пахать можно. Но я не хочу, и вдруг это стало аргументом для меня самой.

3. Я раньше не любила Веру Полозкову и ее стихи. Вот как-то все время искала, что не так, когда натыкалась на них. И теперь мне кажется, это потому, что я мучительно пыталась написать сама что-то прекрасное, и у меня не выходило, и я страдала, и все надежды были на то, что ни у кого не получается. А потом как-то щелкнуло. Она же крутая невероятно, она восхитительная и такая, что ах. И никакого отношения не имеет к моим попыткам писать стихи.

4. Я не понимаю мужчин вообще. Но люблю как явление.
cut

горные лыжи и другие уроки

Этой зимой я впервые встала на горные лыжи. Собственно, как встала, так и начала падать. Долго и вдумчиво падала вдоль склонов, пока кое-чему не научилась.

Если по порядку, то все было так: в первый день мы катались на учебном склоне. Теперь мне, конечно, кажется, что это ерунда была, а не склон, но это не мешает с удовольствием вспоминать, как я первый раз скатилась, ни разу не упав. Вообще, этот день меня очень вдохновил. Я немедленно решила, что все могу. И на следующее же утро заболела, и целый день мы провалялись на диване в пледе.

На третий день мы резко переоценили свои (ну, по крайней мере мои) силы и пошли на большой склон. Честное слово, давно ничего не вызывало у меня такой полной, прекрасной и незаглушаемой паники. Когда после подъемника я посмотрела вниз, мне очень захотелось умереть прямо тут, целой и невредимой, а не там, переломав все руки и ноги и что там еще можно сломать. Но вариантов не было, поэтому я стала спускаться. Как только наступал участок склона, на котором не видно, что там ниже - я падала. То есть я падала все время. Я жутко от этого устала, стала ныть, капризничать и огрызаться. Мне хотелось, чтобы меня пожалели и каким-то чудом быстро и безопасно спустили вниз. Но чуда не было, был Тоша, а это гораздо лучше. И когда меня заклинило на "я не могу, не могу-не могу", он сначала терпел, а потом сказал, что мол конечно, видно, что это все тебе не нравится, но ехать - это самый быстрый способ сделать так, чтобы оно закончилось. Я принялась было рыдать от такой черствости, но в ответ услышала, что вот спустимся вниз, я тебя пожалею, но сейчас, посреди склона, жалеть и раскисать не время и не место. И мы спустились вниз. Удивительно, но факт. Живые. И почему-то уже не хотелось раскисать. И почему-то мне уже стало казаться, что не такое уж это дурацкое занятие, эти катания. И почему-то я стала думать, что Тоша - молодец. Хотя нет, это я знаю почему.

А потом неожиданно процесс пошел. И дальше уже не хотелось все бросить и пойти на детский склон. И потом этот страшный-страшный спуск перестал казаться нереальным. Раза три в последний день, несмотря на ветер и доооолгий подъем, мы с него скатились. И я чувствовала себя героем. Если быть до конца честной, до сих пор чувствую. Да мне только дай почувствовать себя героем, я потом остановиться не могу, все чувствую и чувствую. А этот пост пишу, потому что сил больше нет скрывать, какой Тоша молодец.
cut

двадцать двенадцать

Год почти кончился. Такой крутой год, я буду по нему скучать. Было много дороги, много дела и много радости.

Я узнала вот что:

- За последние 20 лет мало что изменилось - меня зовут Валя, я люблю маму, папу, сестру и читать.

- Родился воином - бейся, как воин.


Хорошего года вам.
cut

футбол и шахматы

Анна как-то поделилась со мной знанием, доставшимся ей по наследству: мужчины делятся на шахматистов и футболистов. С первыми хорошо иметь сложные романы в молодости, а за вторых надо выходить замуж.

Мысль эта прижилась в моей голове. Кратко она теперь формулируется так: "Как бы парни, как бы спорт". Ругательством потихоньку становится фраза "мастер дебютов". Удачная, в общем, исходная метафора.

Вчера в час ночи сидели мы с Полиной в столовой на Невском, как раз когда играли Реал - Бавария, и подумалось мне, что наш славный мир больше тяготеет к футболу, чем к шахматам, достаточно сравнить аудиторию мировых чемпионатов. И вдруг радостно стало мне и хорошо.